NewsRoom24 11 декабря 2016 09:40 16 +

Воспоминания Галины Каковкиной

Мария

Галина Каковкина, художник, участник художественного объединения «Чёрныйпруд».

Когда Алексей Сахаров надумал организовать творческую группу, чтобы
можно было устраивать выставки, мы все к тому времени уже не верили, что это
возможно Мы похлопали его по плечу, мол « Давай, давай, Лёша, попробуй!» , с
ироничными улыбками, как это всегда бывает. А Леша - человек неутомимый. Он
действительно, пошёл, раскопал какой-то древний закон от 32 года об общественных
организациях и с этим законом начал действовать. Это было в конце 80-х («Чёрный
пруд» организовался в 87 году), т. е. по сути уже началась перестройка, и уже были
некоторые послабления.. Как раз в это время стали организовываться молодёжные
движения, типа рокеров... И видимо власти стали понимать, что в веяниях нового
времени надо быть более демократичными. Вот на этой волне Лёша Сахаров очень
удачно обратился в горком комсомола и тот взял нас под своё крыло. Хотя возраст у
нас у всех был не комсомольский, и, естественно, комсомольцами мы не были. Нам
тогда было от 30 до 37 лет. Так или иначе, комсомол начал нас опекать. И первое
время было это достаточно неприятно: Над нами осуществляли контроль, что может
висеть, что не может. Мои работы снимали, при чём очень хорошие, и я не понимала
почему. Один раз я не выдержала: Мне сказали, работу нужно снять, я сняла, а когда
комиссия ушла я снова её повесила, и никто уже ничего не смотрел. Вскоре комсомол
начал быстро умирать, им было не до нас, и к нам уже никто не ходил.
Первое время мы выставлялись только в «Рекорде». До выставок в «Рекорде»
мы пытались выставиться в других местах, во Дворце Автозавода, например.
Мы думали, что Автозавод это окраина, почти загород, но и там как-то все очень
напряглись. К нам пришли деятели из союза художников (при чём самые большие
чины): Шихов, Корнев. Они пришли посмотреть, можно ли нашу выставку
пропустить. Им конечно же всё не понравилось, выставку запретили. Ким Иванович
Шихов был мне хорошо знаком и более того очень нам помогал. Мы были
андеграундом, а тогда кистей и красок было не купить вообще! Они продавались
только при фонде союза художников и только для членов союза художников. А так,
в магазин приходишь, а там только кадмий красный и всё. И Ким Иванович делился
с нами кистями и красками. Мои ближайшие друзья Васильченко и Урлин были его
учениками (он преподавал одно время в художественном училище) и мы хорошо
знали друг друга. А тут вдруг, на этой официальной встрече он говорит: «Галя, но
ты же такая хорошая девочка! И пишешь такие вещи!», при чём говорил он это с
искренним удивлением.
У нас было много попыток устроить выставки, кое-кто нам помогал. Я помню,
Ася Вассерман тогда была журналисткой, и очень хотела нам помочь, но у неё тоже
ничего не получилось. И поэтому, когда у нас появилась площадка в «Рекорде»,то в
первый момент даже никто не верил. Стали срочно придумывать название для нашей
группы, и поскольку мы все были люди общих убеждений, тяготели к ясности и
простоте, взяли название чисто географическое «Чёрный пруд». «Рекорд» находился
как раз по близости к Чёрному пруду (прим.авт.: Чёрный пруд- небольшая площадь и
одноименный сквер у пересечения улиц Ошарской и Пискунова. Название осталось
от ранее находившегося на этом месте водоёма.) . И по сути «Рекорд» стал причиной,
почему наше творческое объединение называлось «Чёрный пруд».
Выставки в «Рекорде» стали постоянными: 2 раза в год мы делали общие, а в
промежутке были персональные или групповые (по 2-3 человека). Всё что мы могли
до этого - это квартирные выставки, на которые если и приходило 20 человек, то это
считалось уже много. А тут народ повалил: Заходили перед киносеансами и просто
так, потому что до этого, никто ничего не видел, кроме соцреализма. Не только у нас,
в Нижнем, но и в Москве очень редко. Помню, на Грузинке сделали одну из первых
выставок советского авангарда (прим.авт.: В 1975г. Была основана секция живописи
при Горкоме графиков на Малой Грузинской, 28. Это был единственный постоянный
выставочный зал для нон-конформистов в СССР. ) Мы поехали в Москву посмотреть,
там были огромные очереди. Очереди нас не напугали. Это было событие, о
котором можно потом вспоминать и всем рассказывать, и чувствовать себя при этом
посвящённым, избранным. У нас в городе совсем ничего не было. И поэтому всё,
что мы показывали тогда в Рекорде, людям казалось тогда чем-то невероятным,
небывалой экзотикой. «Чёрный пруд» стал очень известен. Даже ходили легенды,
что в «Чёрном пруду» более 100 членов и это такая альтернатива союзу художников,
хотя мы никогда не ставили задачу быть альтернативой, и нас было всего 8, потом 10
человек (когда мы приняли Сорокина и Панкову).
И, естественно, после этого у нас к «Рекорду» осталось не просто тёплое
чувство, а чувство горячей любви. Потом уже мы выставлялись на других площадках.
Нас приглашали в другие города, музеи. Но, так или иначе, «Рекорд» был
колыбелью «Чёрного пруда». Когда Сергей Сорокин, делал свою юбилейную
выставку, он решил ее делать только в «Рекорде», поскольку там всё начиналось.
Когда вспоминаешь доперестроечное время, становится просто страшно.
Если сейчас нет проблем сделать выставку, то тогда были только две
возможности показать свои работы, через союз художников, или через дом народного
творчества. Художники, не имеющие дипломов (как Сергей Сорокин и я), могли
показывать работы во дворцах культуры и ещё на каких-то таких площадках, а
те, кто закончил художественный институт, но не состояли в союзе, не могли
выставляться нигде. Никакая выставка без санкции властей тогда не могла состояться.
Сейчас вопрос только в деньгах, а это проблема, которую гипотетически можно
решить. А тогда не было вариантов. А если ты начинаешь выказывать недовольство,
то можешь заиметь большие неприятности. Тебя могут вызвать в органы, и
провести «беседу»: «А что это вы, Галя Каковкина, ведёте себя так нехорошо!? Вы
что, считаете, что в нашей стране что-то плохо устроено?». Хорошо, что большинство
из нас находились в таком положении, что терять нам было нечего. Я работала тогда
сторожем,. детей у меня не было, т. е. беспокоиться за близких мне было не нужно,
потерять работу не страшно. Ну, куда уж ниже-то падать?! Где-то работать я всё же
должна была. Но всё равно, высовываться было тогда опасно.
Когда началась перестройка, то это было уже совсем новое время, которое
вскружило голову. Головы кружились в прямом смысле слова, вот это чувство
свободы, которое нахлынуло тогда, даже не чувство, а предчувствие. Кровь закипала,
нам казалось, что вот теперь мы горы свернём. Раньше то, что мы делали, в лучшем
случае, показывалось друзьям, т. е. вообще не было востребовано. А сколько можно
писать? За шкафом работы, на шкафу работы, под кроватью работы. Ну, зачем этим
заниматься, если это никому не нужно!? Незачем, нечем и неначто! Но всё равно
писали! А тут живопись стали покупать, все работали как сумасшедшие, днями
и ночами. Это было благословенное время, потому что живопись была интересна
всем. Потом уже, люди насмотрелись, голод утолили и стали спокойнее относиться
к искусству. И я думаю это правильнее, потому что ажиотаж всегда плох. Плох хотя
бы потому, что он спадёт рано или поздно, и еще - на этой волне поднимается очень
много мусора, а это вредно для искусства. А сейчас все прекрасно. Можно писать,
делать выставки и есть круг людей, которым это интересно. Я уже не говорю про
появление Интернета, когда можно выкладывать работы и их увидят такое большое
количество людей, которое бы никогда их не увидело воочию. Благодатное время -
живи и радуйся!
После выставок «Чёрного пруда» было ещё много выставок в «Рекорде», но
все они были наполнены ностальгией по тому времени и поэтому я в них охотно
участвовала. 


«Рекорд» место не только демократичное, но и достаточно посещаемое, хотя
и говорят, что там бывает мало народу. Мало народу бывает по будням, а когда
там устраиваются праздники и мероприятия, то народу всегда много. У меня сын,
например, туда постоянно ходит на концерты. Я хожу на вернисажи, т.е. каждый
может найти что-то для себя. Это место было всегда очень многоплановым.
«Рекорд» - это единственная в своём роде площадка на весь город. Музеи тоже
делают выставки, но у них свои предпочтения, так же как и у «Арсенала». Любая
частная галерея имеет свою определённую специфику, свою тематику. А «Рекорд» -
это единственная площадка в центре города, которая доступна, и где можно
организовывать самые разные мероприятия.
«Рекорд» - место, которое мы очень не хотели бы потерять.


НАШИ ПАРТНЕРЫ:
  1. Планируете ли Вы заняться спортом в новогодние праздники?