NewsRoom24 27 июня 2017 16:53 16 +

«Я против передачи здания консерватории церкви», — Александр Котюсов

30.10.2012 18:50
«Я против передачи здания консерватории церкви», — Александр Котюсов
Депутат думы Нижнего Новгорода ответил на вопросы NewsRoom24.

Александр, какова ваша позиция в вопросе, что здание консерватории могут у вуза отобрать и передать его РПЦ?

— Резко отрицательная и простая позиция. Я против передачи этого здания церкви. Сразу хочу оговориться: в целом я – за передачу церкви храмов. Если какие-то храмы в Нижнем Новгороде, Нижегородской области и в России еще не отданы – безусловно, они должны быть переданы церкви. Этот процесс начинался на моих глазах 20 лет назад, когда губернатором был Борис Немцов. Никаких законов о церковном имуществе еще не было. Но Борис Ефимович был за то, что церковное хозяйство надо передавать церкви.  И за пять лет его правления по всей области церкви было возвращено около 200 храмов. И я считаю, что это было абсолютно правильно, потому что подавляющее их большинство использовалось в качестве складов, гаражей и чего угодно, многие  храмы стояли просто заброшенные и полуразрушенные. Церковь их забрала и стала приводить в порядок. Многое восстановлено, но не все.  Так вот, я за передачу храмов, а что касается конкретного случая консерватории – мне такая передача не по душе.

Комментируя свое заявление, Нижегородская епархия в лице иерея Виталия Груданова сообщила, что речь идет, прежде всего, о храме, который когда-то стоял на этом месте (кстати, следует уточнить, на каком именно месте). Именно о восстановлении храма, в первую очередь, они и говорят. И для этого они требуют современное здание консерватории, надстроенное и перестроенное - целиком.  Какие известны прецеденты на этот счет?

— Существует Федеральный закон № 327-ФЗ от 2010 года. Там четко без каких-либо вариантов прописано, что недвижимость, которая раньше принадлежала русской православной церкви,  должна быть ей возвращена. Речь идет обо всем – и о храмах, и о семинариях, об училищах. И в этом законе практически нет вариантов – это касается и государственного имущества, и имущества муниципалитета. Неважно, кому это имущество принадлежит, - оно должно быть церкви передано. Законом установлены сроки передачи. В одних случаях, когда есть, куда переехать тем, кто находится в передаваемом здании, срок установлен в два года. Если переехать некуда – должно быть подобрано другое помещение, и срок тогда – 6 лет. Не позднее чем через 6 лет все, что находится в освобождаемом здании, должно оттуда выехать. Но в законе нет ни слова о том, за чей счет должен осуществляться переезд, кто должен предоставить новое помещение. Я допускаю, что есть какие-то постановления и подзаконные акты, но, честно говоря, сам таких документов не видел.

По сути, законом не определено, кто должен в данном конкретном случае позаботиться о консерватории.  Поскольку консерватория является федеральным вузом, федеральные власти по логике и должны отвечать за ее судьбу, например, отремонтировать под ее нужды какое-то иное здание. Но логика может не сработать.

Второй момент. Есть маленькая, но зацепка, вследствие которой консерваторию могут не выселить. В законе написано следующее. Если церковь претендует на помещение, которое является частью какого-либо здания, то ей вроде как могут в удовлетворении этой просьбы и отказать.  Что это означает? Консерватория же после 1946 года перестраивалась. Изначально в ее здании был Архиерейский дом, в современном понимании церковный  офис. Когда его передали консерватории, был возведен третий этаж, был сделан пристрой. То есть архиерейский дом видоизменился. По логике вещей епархия должна просить назад то, что у нее было отобрано. То, что было раньше, стало частью того, что сейчас представляет собой здание консерватории. В этом смысле закон говорит, что если вы просите часть того, что есть сейчас, мы имеем право вам отказать. Но окончательное решение будет за федеральной структурой – Федеральным агентством управления государственным имуществом (ФАУГИ) и его территориальным органом в Нижегородской области. Как написано в том же законе, в течение месяца они должны написать мотивированный ответ. Либо да, либо нет. Если да – начинается процесс передачи здания в течение 6 лет. Не более, чем 6 лет.

Таким образом, решение принимает ФАУГИ, а не учредитель консерватории?

— Учредитель консерватории – видимо, Министерство культуры России. Если Министерство культуры захочет защитить консерваторию, наверное, между ними начнется какой-то диалог. Возможность этого диалога тоже прописана в законе – какие-то переговоры возможны в течение года.

Прописана ли в законе возможность каких-то дополнительных соглашений?

— Точно ответить на этот вопрос не могу, поскольку нужно более глубокое изучение. Но искренне надеюсь, что данное решение будет приниматься после консультаций с губернатором. Нижегородская консерватория не какой-то там обычный институт, это не один из нескольких сотен российских ВУЗов. Консерваторий в стране всего одиннадцать! Но – насколько я понимаю закон – областные власти могут при принятии решения и не спросить. А просто в процессе исполнения решения обратятся с просьбой помочь с переездом консерватории.

Правильно ли я поняла, что в законе есть непонятные статьи, и это связано с тем, что он плохо прописан?

— Поскольку я был депутатом Государственной думы и имел отношение к законотворчеству, могу утверждать, что с точки зрения законодателя, закон прописан как раз хорошо и четко. И он гласит: «Освободить принадлежащее ранее церкви помещение». Через два года пошли вон из занимаемого помещения. Для церкви это очень хороший, просто прекрасный закон, не позволяющий никаких обсуждений или рассуждений.  Он плох только для региональной власти.

Если бы в законе был перечислен целый список «но» - например, при наличии свободных подходящий помещений, при наличии финансов, при наличии того, сего и пр…, то  его, этот закон,  было бы трудно исполнять. Потому что любой губернатор или министр культуры ссылался бы на эти «но», если бы не хотел освобождать какое-то помещение. Поэтому в этом законе «но» нет. «Выезжайте! И точка» .

Для церкви закон хороший, для светского государства – плохой. Потому что сейчас мы можем лишиться консерватории. Мы надеемся, что федералы построят нам новое здание. А федералы скажут: «А кто нам выделит землю? А вы помогите. А у нас сейчас нет денег. А давайте еще подумаем». И в результате это может так долго тянуться, что консерватория либо не получит ничего, либо получит такое здание, что понадобятся миллиардные расходы на ремонт. Есть еще третий вариант: у нас не будет консерватории вообще. И он видится вполне реальным, потому что есть, я уверен, множество крупных городов, которые будут счастливы, если к ним переедет наша консерватория.

Получается, решение фактически уже принято, несмотря на лазейки в законе?

— Видите ли, документы ведь подали не на маленькую комнатушку в двадцать метров. Чтобы на такое замахнуться, надо иметь уверенность  в положительном ответе. Я думаю, что вопрос уже решен, все процедуры согласований и обсуждений давным-давно закончились, и где-то на самом верху кто-то сказал: все, можно подавать. Это заявление было подано не неожиданно, не в связи с тем, что кто-то вспомнил: «О! У нас же тут Архиерейский дом был! Давайте-ка заявление напишем!» Думаю, что этому предшествовало множество переговоров – непубличных – и наконец прозвучала команда «все, можете подавать». Судя по всему, эти переговоры прошли без участия областных или городских властей. Поэтому я думаю, что здание заберут. И не только это здание – я слышал, что на рассмотрении в ФАУГИ лежат документы, касающиеся еще 17 зданий, о возвращении которых просит РПЦ.

Когда передавали Дом офицеров,  Нижегородская правовая академия, по свидетельству начальника Дома офицеров, выдала заключение, что здание Дома офицеров было построено не в целях совершения и обеспечения богослужений и училище не давало профессионального религиозного образования, следовательно, здание не может быть безвозмездно передано церкви.

— Но его передали.

Возникает вопрос, были ли прецеденты в стране, когда власти говорили «нет»?

— Это можно выяснить применительно к Нижегородской области. В масштабах страны информацию можно получить только через федеральные органы власти.

Может ли, по-вашему, повлиять на ситуацию общественное мнение?

— Я думаю, что любой суд признает, что все было решено правильно. И не верю, что преподаватели и студенты консерватории выйдут со своими инструментами перекрывать дороги.

Можем ли мы знать, как используются здания, возвращенные церкви для использования их в религиозных целях? Например, что сейчас происходит в Доме офицеров?

— Мы не знаем, что там происходит. Но в цоколе находится ресторан «Гарни». Это означает, что помещение передано в аренду. Если это так – сюжет получается неожиданный. Хотя возможен вариант, когда договор аренды ресторана зарегистрирован в органах юстиции и его просто так не выселишь.

Возникают ли при этом поводы для нового диалога с властью о тексте закона, который не учитывает развитие подобных событий? Получается, что дети и студенты могут оказаться на улице,  а церковь на освободившихся площадях будет заниматься бизнесом

— У нас церковь отделена от государства. Ей депутатский запрос не пошлешь. Они отвечать не обязаны. Хотя убежден, что областная власть после изучения всей ситуации начнет диалог с епархией.

Допустим, что консерватории будет предложено новое здание, удовлетворяющее ее требованиям. На какие деньги будет построено это здание?

— Вот это самое главное. Мне кажется, что строительство или ремонт нового здания, транспортировка органа и все остальное должно осуществляться на федеральные деньги. Ни областной, ни, тем более, городской бюджет не готов к такой нагрузке. Можно пофантазировать на такую тему, например. Говорят о том, что в парке имени Пушкина будет оперный театр. Вот оперный театр переезжает в парк Пушкина, а консерватория – в здание оперного театра. Но это мои фантазии. А связаны они с тем, что строительство нового здания Консерватории  в центральной части города маловероятно. Где? Мест-то уже нет. 

А как вы относитесь к мысли, что до революции все церковное имущество было государственной собственностью, и поэтому сегодняшние механизмы реституции по отношению к церкви выглядят не очень справедливыми?

— Я не очень хороший историк и не могу комментировать такие разговоры. Но есть церковь, которая представляет собой огромную силу, которая может стать политической, если понадобится, и которая может управлять народом.  Мне кажется, наши федеральные власти решили, что лучше церковь привлечь на свою сторону. Но за это ей надо платить. 

Как мы уже писали, Нижегородская консерватория имени Глинки получила письмо с уведомлением, что Нижегородская епархия хочет вернуть себе здание бывшего Архирейского дома, в котором с 1946 года действует музыкальный вуз. 

В интервью NewsRoom24 руководитель службы протокола митрополита Нижегородского и Арзамасского, священник Виталий Груданов заявил, что процесс передачи здания уже запущен. 

На пресс-конференции Нижегородской епархии прозвучало сообщение, что часть помещений консерватории епархия собирается использовать для реализации своих образовательных, социальных и других проектов.

Однако Территориальное управление Росимущества в Нижегородской области не рассматривает передачу здания, в котором располагается Нижегородская государственная консерватория им. И.М. Глинки, в безвозмездное пользование РПЦ.

На вопросы NewsRoom24 ответил в эксклюзивном интервью ректор консерватории Эдуард Фертельмейстер.

Сложившуюся ситуацию прокомментировали политолог Константин Барановский, директор Нижегородского филиала Государственного центра современного искусства Анна Гор, художественный руководитель театра «Вера» Вера Горшкова, солист группы Uma2RmaH Владимир Кристовский, директор музея ННГУ имени Лобачевского Тамара Ковалева, декан философско-теологического факультета НГПУ им. Минина Сергей Кочеров, директор Нижегородского государственного академического театра оперы и балета имени А.С. Пушкина Анна Ермакова, журналист, музыкальный критик, писатель и общественный деятель Артемий Троицкий.

Автор: Светлана Кукина
Источник: http://www.r52.ru

архив новостей

ПнВтСрЧтПтСбВсПнВтСрЧтПтСбВсПнВтСрЧтПтСбВс




  1. Как часто вы пользуетесь услугами юристов?