NewsRoom24 06 декабря 2016 00:41 16 +

Ректор Нижегородской консерватории рассчитывает на здравый смысл

24.10.2012 22:17
Ректор Нижегородской консерватории рассчитывает на здравый смысл
В эксклюзивном интервью Эдуард Фертельмейстер рассказал о подробностях вопроса передачи здания Нижегородской епархии.

 В день, когда стало известно, что Нижегородская епархия просит вернуть ей здание Архирейского дома, где с 1946 года действует Нижегородская консерватория, ректор музыкального вуза Эдуард Фертельмейстер отказался от комментариев по поводу полученного уведомления. Он только подтвердил получение письма. 23 октября Фертельмейстер ответил на все вопросы корреспондента NewsRoom24 в эксклюзивном интервью.  

- Эдуард Борисович, насколько беспомощным вы себя сегодня чувствуете? Рассчитываете ли вы на помощь учредителя, на помощь областных или окружных властей? 

- Да, рассчитываем, - на здравый смысл, на помощь властей и на общественное мнение. На нашей стороне большинство людей, сопричастных с нижегородским культурным сообществом, и внимание мы ощущаем по звонкам из Нижнего Новгорода, из городов России и из-за границы. Выпускники звонят и спрашивают, чем помочь. 

То есть ощущение беды есть – но его несут нам извне, и оно распространяется на консерваторию. 

- Вы обратились к учредителю? Получен ли официальный ответ? 

- Повторю, что я рассчитываю на помощь федеральных властей, поскольку мы как федеральный вуз учреждены федералами. Сегодня (23 октября – ред.) я отправил письмо в Министерство культуры РФ. Ответа, конечно, еще не было. 

- Что вы теряете и что приобретаете в случае положительного решения вопроса о передаче здании церкви?

- Я не вижу особых возможностей для приобретений. Но потеряем мы все, что имеем. 

- Что будет с органами и возможен ли перенос концертного органа в другой зал без ущерба для инструмента – или мы потеряем орган? В какую сумму это обойдется? Придется ли вызывать специалистов из фирмы, которая орган изготовила и есть ли они?

- Этот вопрос самый больной, потому что в случае потери здания, концертного органа – этого органа - уже не будет. Под каждый орган выделяется отдельный зал, то есть нет унифицированных органов. В консерватории зал уже был, туда его и поставили. Но специалисты приезжали из Германии, проверяли, выверяли параметры и орган готовили под этот зал по индивидуальному проекту. Стоимость органа очень большая – сотни миллионов рублей. Поэтому если его убирать отсюда, перемещать – я не представляю, во что это выльется, не говоря о транспортировке. В первую очередь речь пойдет о привлечении опять специалистов из Германии и реконструкции органа. Я не хочу даже думать об этом. Слишком больной вопрос, и те, кто хочет забрать наше здание, должны и об этом подумать. 

- Что такое проблема транспортировки инструментов в случае переезда? Какой суммой она оценивается?

- Я не подсчитывал стоимость транспортировки инструментов. Проблема будет большая, но я думаю, что она в принципе решаемая. Было бы куда перевозить. В центральной части города подходящего здания для консерватории нет. Настоящее здание не случайно выбиралось отцами города в 1946 году. Потому что здесь звуконепроницаемость – та, которая необходима консерватории. Здесь толстые стены. И поэтому можно спокойно заниматься в разных классах на разных инструментах. И здесь есть единственный в городе концертный зал, который открыт для свободного посещения. (Я сейчас не считаю зала университета). И если его заберут, если он не будет более доступным, то в Нижнем Новгороде – культурной столице Поволжья – не будет ни одного профессионального концертного зала. Вот такой удар по культуре нанесут инициаторы этой акции. 

Я уже не говорю о студентах, не говорю о педагогах, народных артистах, которые отдали этому вузу целую жизнь. Если нам предложат помещение, в котором нет концертного зала, - это уже не будет консерватория. Если нам предложат помещение не в центре Нижнего Новгорода – здесь не будет культурного музыкального центра города. В спальных районах таких культурных центров не бывает. 

- Сколько человек учатся сегодня в консерватории, какова степень нехватки помещений? Какими путями предполагалось эту проблему решить, какой суммой оценивалось это решение?

- В консерватории учится около 700 человек вместе с аспирантами, а с педагогами и другими сотрудниками – нас здесь более тысячи. Для получения дополнительных площадей мы хотели сделать пристрой, продолжающий здание бывшего общежития. Пристрой занял бы место, где стоят памятники. А памятники мы переместили бы. Но на эти цели требовались дополнительные суммы. Мы подавали заявки относительно пристроя каждый год – по программе «Культура России», в министерство культуры  - ничего не решалось. Нам не хватает примерно тысячи квадратных метров для того, чтобы чувствовать себя вполне комфортно. На этих площадях мы разместили бы оперную студию, физкультурный зал, который сейчас находится в общежитии и хорошую столовую (сейчас она маленькая). Все это возможно, все это реально и не требует огромных затрат.  Но вопрос не решается. 

- Насколько руинировано на сегодня здание консерватории, когда планировалось – если планировалось – приступить к реконструкции или хотя бы реставрации фасада? Сколько денег нужно на эти работы?

- Не скажу, что сегодня здание консерватории находится в аварийном состоянии. За те годы, что я здесь нахожусь на руководящем посту, мы постепенно делали ремонты и замены. Здесь новый фундамент, здесь новая кровля, здесь новые перекрытия, которые сделаны уже на федеральные деньги – деньги налогоплательщиков. 

- Можно ли подсчитать вложенные деньги?

- За столько лет – невозможно. Это делалось не одномоментно. Многие работы осуществлялись в 90-х годах, когда деньги были другие. Сейчас я не могу даже сравнить и оценить, сколько это стоило бы на сегодняшний день. Швыдкой приезжал сюда дважды, чтобы лично проверить работы и оценить качество ремонта и остался им доволен.

Так что консерватория сейчас относительно в неплохом состоянии, только  требуется декоративный ремонт и чуть-чуть, небольшой капитальный. Надо капитально отремонтировать запасную лестницу и провести ремонт фасада и зала. Это небольшие деньги, 25-30 миллионов рублей. Ну, пятьдесят – максимум. На все – на фасад, лестницу… Я сейчас не беру общежитие, это другое здание. Остальное все сделано: классы все отремонтированы, все помещения отремонтированы и главное – сделан новый фундамент, новая система отопления, новая электрика.

- Большая работа проделана…

- Огромная. 

- Когда церковь получила здание нотного магазина на Покровке, многие СМИ писали, что здание бывшего Архирейского дома – на очереди. Такая перспектива за прошедшие 12 лет рассматривалась всерьез?

- Я думаю, что СМИ оказались более предусмотрительны, чем мы, находящиеся в «эйфории» жизни консерватории,  музыкальных звуков. Вы видели дальше,  что за этим последует... И оказались правы.  Надо отдать вам должное. 

- Многие, кто обсуждает сейчас тему, считают происшедшее следствием решения федеральных властей сократить количество вузов. Вы согласны с этим?

- Мне бы не хотелось так думать, потому что наш ВУЗ является одним из лучших в России и это оценено Правительством России, поскольку нам предоставляют правительственные гранты. Мы второй раз получаем правительственный грант как один из лучших вузов. Поэтому если и сокращать – то в нерентабельности нас не упрекнуть. Может быть, не исключаю, у кого-то промелькнуло в голове – закрыть, чтобы отнять помещение. Но для этого нужны другие основания: плохой вуз.  Ликвидировать вуз можно только таким образом. Но мы же не «плохой вуз».

- Какова стоимость подготовки студента на бюджетном месте?

- Подготовка дорогая: от 90 до 120 тысяч рублей. Здесь дороже, если сравнивать со средними цифрами по России, потому что индивидуальное обучение.  

- Вы участвовали в конкурсе Минобразования по распределению бюджетных мест? 

- Конечно, да, иначе мы не получили бы бюджетные места. Кстати, в этом году их число было незначительно, но увеличено. В рейтинге вузов по участию на бюджетные места мы заняли высокое место: по 100-балльной системе получили 100 баллов. 

- Какими данными можно охарактеризовать рейтинг консерватории как музыкального вуза и объекта высокого культурного значения?

- Рейтинг вуза я уже назвал. Как объект культурного значения нас самым актуальным образом характеризует острая реакция горожан и реакция цивилизованных людей из других городов на эти события. Я бы сказал еще и о том, что консерватория является крупным центром целого региона России, который еще не подключился к нашей проблеме. И я бы очень хотел, чтобы он не подключался. Я бы очень хотел, чтобы все закончилось мирно. Хотелось бы решить эту проблему путем переговоров здесь и в Москве, не используя другие рычаги. Иначе это не пойдет на пользу никому. Слишком велика цена вопроса. 

- Есть ли исторический план, на котором четко очерчены границы бывших церковных владений? Насколько границы консерватории шире этих бывших границ? Это ведь и вопрос земли.  

- На этот вопрос я сейчас не могу вам ответить точно – мы его изучаем с юридической стороны. 

- Каким числом датировано уведомление, полученное из епархии?  

- Мы получили письмо 17 октября (дата письма - 15 октября 2012 года). Кстати, надо сказать, в письме написано, что подан пакет документов в адрес территориального управления ФАУГИ (Росимущества) в Нижегородской области. Но там отказываются – говорят, что у них ничего нет. И написано, что приложено заявление, – а заявление не приложено, мы его не получали.  

  

Автор: Светлана Кукина
Источник: http://newsroom24.ru

архив новостей

21222324252627282930123456789101112131415161718192021222324252627282930311
ПнВтСрЧтПтСбВсПнВтСрЧтПтСбВсПнВтСрЧтПтСбВс

НАШИ ПАРТНЕРЫ:
  1. Как вы относитесь к переименованию улиц в Нижнем Новгороде?