NewsRoom24 25 сентября 2018 00:12 16 +

Нижегородская медакадемия станет медуниверситетом

06.02.2018 14:55
Нижегородская медакадемия станет медуниверситетом
Цели медицины не меняются, меняются технологии.
Нижний Новгород. 06 февраля. NewsRoom24.ru -

Совсем недавно завершился процесс слияния Приволжского федерального медицинского исследовательского центра и Нижегородской государственной медицинской академии. Известный нижегородский вуз получил мощную клиническую базу. О планах по развитию медакадемии и проблемах современного здравоохранения Newsroom24 рассказал и.о. ректора Нижегородской медицинской академии Николай Карякин. 

 - Николай Николаевич, начнём с последних новостей: Нижегородская государственная медицинская академия объединилась с НИИТО. Объединение вуза и больницы – зачем?

- В России 84 учреждения, которые занимаются высшим медицинским образованием. Из них чуть больше половины принадлежат министерству здравоохранения. И только в десяти учреждениях – самых крупных медицинских университетах – есть своя клиническая база. Мы стали одиннадцатыми. Дело в том, что любое медицинское образование – это всегда соединение теории и практики. Сейчас развивается направление симуляционного обучения, но всё-таки лечим мы настоящего человека, а не робота. Врач должен учиться максимально приближенно к пациенту. С использованием современных знаний, препаратов, технологий, но всё-таки с погружением в клиники. Конечно, у любого образовательного медицинского учреждения есть договоры с больницами, но этого мало. В гостях хорошо, а дома лучше. Чужая клиническая база – это ты в хороших, доброжелательных гостях. А когда есть своя собственная клиническая база – в ней создаются все условия для образования и для науки.

– Планируется ещё какие-то учреждения присоединить?

– Мы исполняем поручения министра здравоохранения. Было поручение – оно исполнено, в пятницу 26 января 2018 года впервые у нижегородской медицинской академии появились свои 447 койко-мест. Других поручений пока нет. Будем жить сегодняшним днём, заниматься текущими делами. Представьте: коллектив три тысячи человек. Плюс около четырех с половиной тысяч обучающихся – студенты, ординаторы, аспиранты. И четыреста пятьдесят пациентов. Около восьми тысяч граждан, одновременно находящихся в зоне ответственности Нижегородской государственной медицинской академии. Это всё должно работать чётко, без сбоев. Получившийся коллектив очень сильно друг друга дополнил. Мы проанализировали — оказалось, что очень много сотрудников приволжского исследовательского центра (то есть института травматологии и педиатрии) совмещали работу в НижГМА. И очень многие педагоги НижГМА работали в ПФМИЦ. Симбиоз давно произошёл, а сейчас просто оформилось всё документально. Сейчас у нас есть мечта стать университетом, и для этого есть все условия, Минздрав нас поддерживает.

- Перечитываю книгу «Записки юного врача» Булгакова и думаю: а изменились ли цели молодых врачей за последние сто лет?

- Нет, конечно. Но изменились технологии. Мы сейчас открываем лабораторию цифровой медицины. Я по своей специальности нейрохирург. Если в девяностых-начале двухтысячных мы смотрели на операционный микроскоп, нейронавигатор, нейрофизиологическую интероперационную установку как на космические технологии, то сейчас врач, если оперирует на мозге без этого, — это неправильно. Я бы не хотел, чтобы кого-то оперировали в условиях отсутствия такого оборудования. Технологии изменились, но человек остался прежним. Человек, как и в каменном веке, имеет сердце, мозг,  те же этапы развития, взросления. Современный мир создаёт новые угрозы здоровью человека. Посмотрите, как за последние десять-двадцать лет изменился объём информации, которая, например, окружает маленького ребёнка. Мы с 2016 года организовали центр «Добрый сад» - для реабилитации детей с аутизмом. Мы видим очень серьёзный рост этой патологии. По открытым источникам, в России один на двести-двести пятьдесят детей страдают от аутизма, в США — один такой ребёнок на шестьдесят семь. А что такое аутизм? Это заболевание, когда ребёнок реагирует на внешний мир иначе. Для него внешнего мира вообще может не существовать. Он живёт внутри себя. Мы работаем с этими детьми, работаем с родителями. Доказанных причин возникновения аутизма нет, но есть ощущение, что современный информационный мир так нахлынул на наших детей, на совершенно незащищённый мозг, что мозг стал реагировать иначе. Человек не изменился, а вот если мы забудем, что человек — это человек, со всеми его биологическими законами, то мы будем бесконечно развивать медицину вместо того, чтобы заниматься профилактикой. Главная задача прежняя — не навредить. И это задача не только врача, но и окружающего мира. Есть у нас в медицинской академии факультет профилактической медицины. Он готовит врачей санитарного профиля, эпидемиологов. Они занимаются в том числе и изучением здоровья детей. И мы видим, что к тем опасностям, которые существовали ранее — сколиоз, снижение остроты зрения, - добавились другие: детская агрессия. Мы, например, изучаем виртуальную реальность — как реагирует сердце и мозг на симуляторы, очки, шлемы. Сейчас пяти-шестилетнего ребёнка опутывают информацией, виртуальными ощущениями, а как на это реагирует мозг, сердце, что отложится в подкорке? Мы этого не знаем. Самые совершенные технологии могут помочь человеку, а могут — навредить. Мне это напоминает Петра Первого, который привёз табак в Россию и ввёл моду на курение. Триста лет спустя министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова примет решение о запрете табака. И посмотрите, как общество изменилось всего за несколько лет. Мы отмечаем снижение заболеваемости раком лёгких, снижение сердечно-сосудистых заболеваний и инфарктов. Хорошие и плохие привычки можно формировать, и медицина здесь должна быть, как говорится, на острие.

- Престиж профессии врача высок? Каков конкурс на вступительных экзаменах в академию?

- Престиж профессии высокий, и конкурс в академию тоже. Мы никакого дефицита кадров не испытываем, но для нас важен ведь не конкурс, а мотивировка и готовность студента быть в медицине. В медицину надо приходить осознанно. Мы мониторим ситуацию и видим: за 2016-2017 год около 94% выпускников остались работать в специальности. Это очень высокий процент. По итогам 2017 года рейтинг МИА «Россия сегодня» признал наш вуз самым востребованным среди всех медицинских и фармацевтических вузов России. Это объективный рейтинг. Для нас главное – выпустить компетентного специалиста и создать ему условия для повышения уровня знаний.

- А сколько в год выпускается молодых специалистов?

- 700-800 человек по различным специальностям.

- Они все востребованы?

- Мы федеральный вуз и обучаем студентов из всех субъектов Российской Федерации. Да, все они востребованы. Но самый главный сейчас для нас и для общества врач – это врач-участковый. Я считаю, что  развитие поликлинической службы является залогом здоровья региона или государства. Поэтому для нас сейчас очень важны выпускники, идущие в участковую службу. Сейчас так перестроена программа, что студент после шестого курса может сразу идти работать участковым врачом. И, пройдя этот этап, получив опыт, знания, имеет возможность поступить в ординатуру, имея дополнительные баллы к тому диплому, с которым он закончил вуз. Не по результатам экзамена, а по количеству баллов. И в ординатуру он идёт уже осознанно – он видел настоящую медицину, видел жизнь, имеет опыт. Кстати, впервые в этом году государство ограничило количество мест в ординатуре. Если раньше нам давали ограниченное количество бюджетных мест, а внебюджетных – сколько хочешь, то в этом году и внебюджет ограничен, и там очень высокий балл. Туда попадают либо отличники, либо те, кто учился, работал, получал практический опыт и потом пришёл в ординатуру. Я считаю, это правильно.

- Расскажите о научных разработках НижГМА.

- Их много, и они очень интересные – как в Приволжском федеральном медицинском исследовательском центре, который к нам присоединился, так и в академии. Здесь, в академии сейчас реализуются три мегагранта Минобрнауки России: в области онкологии, молекулярной биологии и регенеративной медицины. Это очень интересные проекты, они идут с приглашением специалистов из других стран. В НижГМА есть лаборатория 3D-печати, и мы занимаемся изучением  и разработкой новых способов восстановления костной ткани путём индивидуальных имплантов. Мы создаём искусственную кожу – в  ожоговом центре, куда десятки пациентов доставляют самолётами и вертолётами МЧС России из других регионов. Всего в ожоговом центре – 1200–1300 пациентов в год со всей России. И там работает лаборатория регенеративной медицины, там мы создаём новый эквивалент кожи. Этим занимаются многие лаборатории мира, но наш плюс – лаборатория поставляет эквивалент кожи каждый день в ожоговый центр, в операционные. Это не теоретические разработки, а реальная жизнь. Есть и другие очень интересные направления - по изучению детской психологии на базе центра аутизма, по изучению детского церебрального паралича. У нас очень сильный институт педиатрии, созданный нашими учителями и продолжающий развиваться. Там и неврология, и пульмонология, и ревматология детская.

-  Почему наши люди считают, что за границей медицина лучше?

-  Я задавал себе этот вопрос и сформулировал ответ на него. Если люди так говорят, значит, имеют основания. Проблема, как всегда, состоит из нескольких частей. Первое: то, о чём я рассказываю, должно соответствовать современным вызовам, быть технологичным, и второе: эти технологии должны быть доступными. Имеем ли мы технологии – имеем, доступны ли они всем и всегда – нет. Любой ли гражданин в любом ли селе может быстро получить эту современную медицинскую помощь? С этим, надо признать, большие проблемы. До сих пор существуют очереди на те или иные виды медицинских услуг. Где-то быстро всё решается, где-то может быть очередь на несколько месяцев-полгода-год.

С другой стороны, сам уровень ожидания в обществе изменился. Например, возьмём трансплантологию. У нас в городе на базе Приволжского окружного медицинского центра (ПОМЦ) работает очень сильная школа по пересадке печени и поджелудочной железы, выполняется и пересадка почек – раньше этого вообще не было. Ожидание современного человека: у меня есть такая проблема – должна быть пересадка, раньше бы формулировка была другой: у меня есть такая проблема – я пишу завещание. Хочется также упомянуть о готовности общества вместе с врачом участвовать в укреплении  здоровья. Посмотрите, например, сколько у нас людей с ожирением. А нужно всего лишь прочитать книжку, проконсультироваться у врача и понять: нельзя то и это. И после такого-то часа не надо есть углеводы легкоусвояемые. И так во всём. Сохранение здоровья – это зона ответственности самого человека.

18+

18+

Автор: Юлия Слапогузова

Вопрос-Ответ (2)

Папанькин сын  /  09.02.2018  /  10:18
Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать0     Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать0

А немного погодя, опять институтом. Ответить


Татьяна  /  15.02.2018  /  07:54
Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать0     Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать0

Разве уровень учебного заведения зависит от названия? Горьковский мединститут всегда славился своими выпускниками. Очень грамотно, давно надо было в медицинском учебном заведении иметь базу лечебную, как в политехнических вузах. Разве я не права? Ответить


архив новостей

ПнВтСрЧтПтСбВсПнВтСрЧтПтСбВсПнВтСрЧтПтСбВс




  1. Какую коробку передач на автомобиле вы предпочитаете?