NewsRoom24 02 апреля 2020 06:09 16 +

Виктор Гурский: «Если человеку сегодня плохо, а завтра хорошо, то это не депрессия»

17.10.2018 15:07
Виктор Гурский: «Если человеку сегодня плохо, а завтра хорошо, то это не депрессия»
В клинической психиатрической больнице №1 Нижнего Новгорода прошёл день открытых дверей, приуроченный к Всемирному дню психического здоровья.
Нижний Новгород. 17 октября. NewsRoom24.ru -

10 и 12 октября здесь состоялись экскурсии по музею больницы, встречи, концерт и выставка рисунков «Радужный день», подготовленная общественной организацией «Новые возможности».

О современной психиатрии, о пациентах, болезнях и методах лечения Newsroom.24 рассказал врач-психотерапевт, психиатр дневного стационара больницы Виктор Гурский.

- Современный пациент психиатра – кто он? Пол, возраст, диагноз?

- Диагноз - чаще всего тревожно-фобические и депрессивные расстройства. Если вы встретите такого человека на улице, вы ни за что не догадаетесь, что с ним что-то не так. Возраст – самый разный. И заболевания в общем разные. Раньше были одни расстройства, сейчас – другие. Подрастающее поколение страдает от депрессий и тревожности. Когда не было интернета и гаджетов, дети больше гуляли во дворе и общались. У нас мышление аналоговое, зеркальное - мы подсматриваем за другими людьми. Сейчас дети разобщены, вместо общения – интернет, и дети не знают, как себя вести. Помните, как у Некрасова – «отец, слышишь, рубит, а я отвожу» - шестилетний ребёнок участвует в производстве натурального продукта. Сегодня шестилетний ребёнок, который чем-то помогает родителю – это нонсенс. При этом в любом человеке заложена эта энергия, и она не тратится. Сидеть несколько часов на одном месте – неестественное состояние для физически развитого человека. Интеллектуально мы напрягаемся, а физически – нет. Например, подросток: у него бурлят гормоны, энергия, а ему говорят – сиди на уроке, готовься к ЕГЭ. И вот эти противоречия создают напряжение и тревогу.

- Как человек понимает, что ему необходима помощь психиатра?

- Самый традиционный путь – человек начинает ходить к терапевту, потом к неврологу, к психологу, и когда те не справляются – он приходит к нам.

- Методы диагностики меняются?

- Видите ли, мы не можем измерить смерть, страх, совесть, любовь – ни в сантиметрах, ни в секундах, ни в килограммах, а ведь они и составляют основу нашей психологической, душевной, духовной деятельности. Именно тут случаются проблемы у людей. Нельзя сделать анализ крови и сказать, что в жизни пациента стало меньше любви или энтузиазма, или удовольствия от жизни.

- Получается, что определение, болен человек или здоров – субъективно?

- Совсем нет. Когда я сам был студентом и слушал лекции по психиатрии, наш преподаватель нам говорил: если вы забудете всю психиатрию, все симптомы и синдромы, о которых вам здесь рассказывали, запомните хотя бы одно: ничего из ничего не бывает. Любое патологическое качество – это просто чрезмерно развитое нормальное. Всё, что есть у людей, например, с шизофренией или депрессией, всё есть и у нас, просто в другом масштабе. Поэтому сейчас не принято психические заболевания называть заболеваниями. В нашей классификации они называются расстройствами. Это как расстроенный рояль: там ничего не сломано, там нет гармонии. И это не терминология, это философия подхода. Именно так мы относимся к нашим пациентам: не болезнь, а расстройство. Причины этого дисбаланса могут быть биологическими, психологическими, социальными.

 - Эта деликатность не навредит окружающим? Вспоминается случай, когда страдающий от шизофрении нижегородец убил свою семью.

- Если сравнить количество преступлений, совершённых здоровыми людьми, то их будет несравнимо больше. Все шизофреники вместе взятые не убили за всю историю нашей страны столько людей, сколько, например, гибнет ежегодно в дорожно-транспортных происшествиях. Но мы же не боимся из-за этого автомобилей? А людей, страдающих от шизофрении – боимся. Это просто наши страхи. Опасных личностей среди людей с психическими расстройствами гораздо меньше, чем среди условно здоровых.

- Сколько среди нас людей с недиагностированными психическими расстройствами?

- Такую работу проводила профессор кафедры психиатрии Лала Касимова – у неё получилось тридцать процентов, по отдельным группам даже больше.

- Многие люди боятся диагноза и тем более постановки на учёт, поэтому опасаются обратиться за помощью к психиатру – насколько эта проблема актуальна?

- Обращаться всё равно нужно – есть частные клиники, врачи, можно начать с них. Критериев, по которым можно заставить человека это сделать – очень мало. Тяжёлая форма психических заболеваний, опасность для окружающих, для себя, беспомощность – это поводы для госпитализации в недобровольном порядке. Мы имеем право задержать такого человека на 48 часов, после этого суд должен принять решение, оставлять его на лечение или нет. Причём в любой, даже выходной день, должно собраться три врача и решить, оставлять ли этого человека для лечения. Что касается качества медицинской помощи: врачи грамотные, образование – на высоком уровне, ни в чём не уступает, например, европейскому или американскому.

- Вы сказали, что одна из самых актуальных современных проблем – депрессия. Каковы её основные симптомы, как отличить её от просто плохого настроения?

- Самый важный критерий – время. Если человеку сегодня плохо, а завтра хорошо, то это не депрессия. Депрессия – это когда плохо какое-то время. Неделя, две, больше. Человек перестаёт получать удовольствие от привычной жизни. Раньше что-то нравилось, теперь – нет. Это ангедония, неспособность от жизни получать удовольствие. Характерным признаком депрессии является нарушение сна. Как ни странно, одним из проявлений депрессии являются запоры. Есть три классических признака депрессии: снижение интеллектуальное, эмоциональное и двигательное. Но есть разные формы. Человек может продолжать ходить на спорт, встречаться с друзьями и сохранять внешние признаки активной жизни, но перестать получать от этого удовольствие. Депрессия - действительно весьма распространённое состояние. Предполагается, что в ближайшие годы она выйдет чуть ли не на первое место по распространённости. Лечится депрессия комплексно: психотерапия, медикаменты и социальная реабилитация. Депрессия может быть лёгкой, средней и тяжёлой степеней. Лекарства, которые используются для лечения депрессии, можно сравнить с гипсом при переломе. Гипс же не лечит, он даёт покой. Лечение тоже даёт человеку покой, а дальше включается психотерапия, социальные механизмы.

Справка

ГБУЗ НО «Клиническая психиатрическая больница №1 города Нижнего Новгорода» была построена в феврале 1889 года. Руководить больницей пригласили молодого врача-психиатра Петра Кащенко, провозгласившего своим принципом гуманное отношение к пациенту. 1 мая 1889 года торжественно открылись два здания на ул. Тихоновской (ныне Ульянова), в которых разместились первые пациенты – 39 мужчин и 24 женщины.

Общественная организация для помощи людям с ограниченными возможностями в области психического здоровья «Новые возможности» появилась на базе Нижегородской клинической психиатрической больницы №1 более 10 лет назад. В организацию вошли родственники пациентов и медперсонал больницы. Деятельность организации направлена на реабилитацию и социализацию людей с ментальными расстройствами.

Автор: Беседовала Юлия Слапогузова

архив новостей

232425262728293031123456789101112131415161718192021222324252627282930123
ПнВтСрЧтПтСбВсПнВтСрЧтПтСбВсПнВтСрЧтПтСбВс