NewsRoom24 24 марта 2017 01:21 16 +

Детская железная дорога – Московский вокзал. Ziggy

Конкурс
Под зонтом.
Ночь. Улица. Фонарь...
Нет-нет, стоп.
День. Улица. Фонарь...
Опять не так.
Дождь. Улица. Фонарь. Да, именно так: дождь, улица, фонарь.
Точнее не фонарь, а башня вокзала Детской железной дороги, иногда называемая фонарём.
Улица. Основная часть улицы совсем не здесь – дом 23а по улице Октябрьской революции (официальный адрес Детской железной дороги) отделён от шумной магистрали небольшим сквером.

It's a rainy afternoon in nineteen ninety.
The big city. Geez it's been twenty years.
«Дождливый день 1990-го. Боже, прошло двадцать лет», – поют Iggy Pop, вспоминая свои дожди...

Башенные часы показывают почти точное время: три часа сорок минут. Только что закончилась дневная смена и прибыл последний поезд. В числе выходящих с платформы двое. Уподобляясь Замятину, назовём их Д и I. Весь день льёт дождь, а зонт один на двоих. Отсюда рукой подать до парка имени Первого мая, куда и держат путь наши герои.

Хотя...
Д идёт в метро, а I – на трамвай. Обычно...
Но сегодня дождь, а зонт... Вот именно – один на двоих.

Немногочисленные деревья вдоль парковых аллей создают вокруг себя защищенные от дождя сухие островки безопасности. На какое-то время зонт можно закрыть. Но впереди большая площадь, окружённая аттракционами – и наши герои снова вдвоем под одним зонтом... А через полминуты перед ними аллея, где деревьев уже больше, чем на предыдущей...

О чём они говорят?
А о чём говорят пятнадцатилетние? Наверное, примерно о том же, о чём и двадцатилетние. Или нет?
О погоде, о том, как прошёл день, о планах на день завтрашний, о приближающемся начале учебного года, учителях, предметах, общих знакомых, фильмах, новостях.
О чём угодно. Да это и неважно.

За парком снова улица Октябрьской революции, развилка трамвая, последний дом по улице Чкалова. Снова зонт. Один на двоих...
Через дорогу – к поликлинике и дальше – в сторону рынка. По обе руки высотные дома, окружённые синими заборами (их когда-нибудь достроят?)...

А какой сейчас год? Не имеет значения.
Две тысячи седьмой или две тысячи восьмой.
Какой месяц? Июль или август. Может быть, даже июнь.

Деревянные дома. Обилие котов и собак. Чей-то пёс лает на цепи в одном из дворов.
Рынок. Сталинки.
Пока еще нет торгового центра, названного по имени знаменитого лётчика, и жители ныне примыкающего к нему дома ещё могут просыпаться вместе с площадью Революции.
Далее – к светофору напротив ЦУМа. Через дорогу. И прощание. Д и зонт – в туннель. I – мимо «Республики» к трамвайной остановке... Под дождем.

It's a rainy afternoon in twenty thirteen
The big city. Geez it's been five-six years.
Да, именно так: прошло пусть не двадцать, а всего пять-шесть лет...

«Какое, милые, у нас тысячелетье на дворе?» Какой сейчас год? Две тысячи тринадцатый?
Достроили дома на улице Чкалова. Возвели новый торговый центр. Расширили сквер на улице Октябрьской революции, реконструировали фонтан...

Что-то изменилось?
ДК Ленина, парк и улица Чкалова всё в том же упадке, а последняя, вдобавок, еще и утопает в мусоре и мигрантах. По-прежнему в каком-то дворе лает пес.

И ничего не изменилось. Ничего.
И кажется, живи еще хоть четверть века – всё будет так же. Исхода нет.
Только I, наверное, ходит по этим улицам под своим собственным зонтом...




  1. Когда Вы планируете переобуть машину на летнюю резину?
Управление Росреестра по Нижегородской области
Согласно ст. 30 Федерального закона №218-ФЗ «О госу...
23.03.2017 17:53:54
Еще в рубрике
Сафроновы