NewsRoom24 05 декабря 2016 12:09 16 +

Детская железная дорога – Московский вокзал. Ziggy

Конкурс
Под зонтом.
Ночь. Улица. Фонарь...
Нет-нет, стоп.
День. Улица. Фонарь...
Опять не так.
Дождь. Улица. Фонарь. Да, именно так: дождь, улица, фонарь.
Точнее не фонарь, а башня вокзала Детской железной дороги, иногда называемая фонарём.
Улица. Основная часть улицы совсем не здесь – дом 23а по улице Октябрьской революции (официальный адрес Детской железной дороги) отделён от шумной магистрали небольшим сквером.

It's a rainy afternoon in nineteen ninety.
The big city. Geez it's been twenty years.
«Дождливый день 1990-го. Боже, прошло двадцать лет», – поют Iggy Pop, вспоминая свои дожди...

Башенные часы показывают почти точное время: три часа сорок минут. Только что закончилась дневная смена и прибыл последний поезд. В числе выходящих с платформы двое. Уподобляясь Замятину, назовём их Д и I. Весь день льёт дождь, а зонт один на двоих. Отсюда рукой подать до парка имени Первого мая, куда и держат путь наши герои.

Хотя...
Д идёт в метро, а I – на трамвай. Обычно...
Но сегодня дождь, а зонт... Вот именно – один на двоих.

Немногочисленные деревья вдоль парковых аллей создают вокруг себя защищенные от дождя сухие островки безопасности. На какое-то время зонт можно закрыть. Но впереди большая площадь, окружённая аттракционами – и наши герои снова вдвоем под одним зонтом... А через полминуты перед ними аллея, где деревьев уже больше, чем на предыдущей...

О чём они говорят?
А о чём говорят пятнадцатилетние? Наверное, примерно о том же, о чём и двадцатилетние. Или нет?
О погоде, о том, как прошёл день, о планах на день завтрашний, о приближающемся начале учебного года, учителях, предметах, общих знакомых, фильмах, новостях.
О чём угодно. Да это и неважно.

За парком снова улица Октябрьской революции, развилка трамвая, последний дом по улице Чкалова. Снова зонт. Один на двоих...
Через дорогу – к поликлинике и дальше – в сторону рынка. По обе руки высотные дома, окружённые синими заборами (их когда-нибудь достроят?)...

А какой сейчас год? Не имеет значения.
Две тысячи седьмой или две тысячи восьмой.
Какой месяц? Июль или август. Может быть, даже июнь.

Деревянные дома. Обилие котов и собак. Чей-то пёс лает на цепи в одном из дворов.
Рынок. Сталинки.
Пока еще нет торгового центра, названного по имени знаменитого лётчика, и жители ныне примыкающего к нему дома ещё могут просыпаться вместе с площадью Революции.
Далее – к светофору напротив ЦУМа. Через дорогу. И прощание. Д и зонт – в туннель. I – мимо «Республики» к трамвайной остановке... Под дождем.

It's a rainy afternoon in twenty thirteen
The big city. Geez it's been five-six years.
Да, именно так: прошло пусть не двадцать, а всего пять-шесть лет...

«Какое, милые, у нас тысячелетье на дворе?» Какой сейчас год? Две тысячи тринадцатый?
Достроили дома на улице Чкалова. Возвели новый торговый центр. Расширили сквер на улице Октябрьской революции, реконструировали фонтан...

Что-то изменилось?
ДК Ленина, парк и улица Чкалова всё в том же упадке, а последняя, вдобавок, еще и утопает в мусоре и мигрантах. По-прежнему в каком-то дворе лает пес.

И ничего не изменилось. Ничего.
И кажется, живи еще хоть четверть века – всё будет так же. Исхода нет.
Только I, наверное, ходит по этим улицам под своим собственным зонтом...

НАШИ ПАРТНЕРЫ:
  1. Как вы относитесь к переименованию улиц в Нижнем Новгороде?
Управление Росреестра по Нижегородской области
В Управлении Росреестра по Нижегородской области 05...
02.12.2016 16:51:18
Еще в рубрике